ЗАКОНОПРОЕКТ «О ЦИФРОВЫХ ФИНАНСОВЫХ АКТИВАХ»: КОММЕНТАРИИ ДЕНИСА ЧИКОВА

BIP

В России произошли существенные подвижки по выходу отрасли цифровых денег из серой зоны: были приняты поправки к ГК РФ, которые уже начали действовать. Кроме того, активно рассматривается и готовится к принятию законопроект «О цифровых финансовых активах».

Мы побеседовали с управляющим партнером группы компаний «Интарис» Денисом Чиковым о готовящемся законопроекте.

-Этот законопроект очень большой шаг вперед для криптоиндустрии. Насколько законодатели понимают специфику и особенности работы крипторынка, Ваша оценка?

В процессе создания закона принимают участие не только законодатели. Собираются эксперты, заинтересованные люди, различные органы исполнительной власти. Так, в разработке законопроекта «О цифровых финансовых активах» помимо законодателей принимают участие, в том числе, Центральный Банк, Министерство финансов, ФСБ и другие эксперты. А законодатели организуют весь этот процесс. Поэтому, сложно оценить, как они все понимают специфику.

Могу сказать точно, что руководитель этой законотворческой группы, Анатолий Аксаков, председатель комитета Госдумы по финансовым рынкам, человек знающий, хорошо разбирающийся в специфике крипторынка.

Если говорить о ситуации год назад и сейчас, ситуация значительно изменилась в лучшую сторону. Все поняли глубину проблематики, поэтому процесс шлифовки законопроекта затягивается.

Если, в соответствие с законопроектом «О цифровых финансовых активах», криптовалюта определена как имущество, то как, на Ваш взгляд, будут решаться спорные ситуации (например, токены переведены, а услуга не оказана)?

Закон об изменениях в ГК РФ, который вступил в силу 1 октября, на уровне гражданского кодекса ввел в правовую плоскость понятие «цифрового права». А поскольку гражданский кодекс регламентирует базовую специфику взаимодействия экономических субъектов, то благодаря этим изменениям мы уже находимся в законной плоскости. Законопроект «О цифровых финансовых активах» показывает способы реализации этих взаимоотношений.

Таким образом, если криптовалюта определена как имущество, значит, способ разрешения спорных ситуаций будет как в имущественном праве, т.е. в данном случае это либо-таки оказание надлежащих услуг, либо расторжение договора и возврат токенов. И для реализации этих имущественных прав, если это цифровая плоскость, то мы должны четко идентифицировать стороны сделки.

-Будет ли, на Ваш взгляд, данный законопроект применим в случае совершения трансграничных сделок (стороны сделки находятся в разных государствах)?

Все зависит от второй страны. Если это имущественное право, то применяются те же нормы, что и в фиатной имущественной практике. В контракте обычно прописывается в соответствии с какой юрисдикцией проводится сделка и что делать в том или ином случае.

Насколько это будет реально применимо к цифровой области, покажет время.

-В соответствие с законопроектом планируется, что все сделки с криптовалютой будут отражаться в едином реестре. Насколько это рабочая норма? Ведь часть крипты проходит через Telegram, а он запрещен в России. Кроме того, кто-то не захочет декларировать в открытую свои сделки.

Ответ на этот вопрос пока не ясен. Насколько можно анализировать законопроект, единый реестр — это реестр цифровых транзакций.

Если будет решено сделать единый реестр на серверах Центробанка, это пока не рабочая схема. Возможно, со временем, мы к этому придем, но я пока не представляю себе как. Это напоминает борьбу со сделками в теневой экономике. Такое направление законодателей понятно.

Как всегда, в конце концов, возникнет правоприменительный баланс. И после принятия законопроекта, возникнет определенный опыт использования закона, который приведет к его коррекции.

Но если мы хотим, чтобы наши права были защищена законом, то сделки понадобится открывать. Иначе как их можно защищать в суде, если что.

-Права на цифровые активы — это вещные или обязательственные права?

Тут все зависит от того, что будет закреплено за понятием токен. Из имеющихся на сегодня сведений, если рассматривать ситуацию через призму имущественного права, то в случае, если объект товар, то это вещное право, если — услуга, то обязательственное.

Кроме этого, раз понятие цифровых прав ввели в Гражданский кодекс, то теперь цифровые активы можно учитывать в бухгалтерии. Я думаю, что МинФин до конца этого года или в начале следующего выпустит указания, как в бухгалтерском учете необходимо отражать деятельность с цифровыми правами.

-Законопроект предусматривает, чтобы токен имел одного эмитента. Как будут регулироваться токены, эмитент которых не определен? Например, Bitcoin?

Это пока открытый вопрос. По идее, на момент запуска ввода в действие закона часть активов уже будет эмитировано (как например Биткойн), а для новых активов она (эмиссия) только должна будет состояться. Вот к ним и будет применяться эта норма закона. Биткойн вообще стоит особняком в этой схеме. Он обезличен с точки зрения создателя и его распространенность в качестве базового актива как «цифрового золота» позволяет в ряде случаев описаться на него в правоприменительной плоскости. Например, при определении курсов.

-Сложилась такая практика, что перед выпуском токена, публикуется white paper. Попадает ли white paper под определение «инвестиционный меморандум»? Или это что то другое?

По большому счету, да, попадает. Там подразделяется два ключевых документа: публичная оферта и инвестиционный меморандум. В публичной оферте описывается как предлагается реализовать токены, а инвестиционный меморандум описывает наши действия по проекту и что стоит за токеном (кто делает, что делает, бизнес-план, перечень планируемых работ, состав участников и т.д.). Таким образом эмитент, скорее всего для выпуска эмиссии токенов должен быть хотя бы ООО или ИП.

Как итог, можно сказать, что инвестиционный меморандум — это законодательно структурированная white paper.

-Смарт-контракт — это сделка в юридическом смысле? По последним сведениям, понятие смарт-контракта вообще убрали из законопроекта?

Убрали его или нет, мы пока не знаем. Сейчас это лишь мнение, официальных документов, подтверждающих его нет.

Смарт-контракт описывает способы осуществления сделки (автоматические способы перевода средств), на основании возникновения определенных условий. Получается, что в описательном плане смарт-контракт – это способ осуществления сделки, а конкретный исполняемый смарт-контакт — это уже конкретная сделка.

-Валидаторы в алгоритме консенсуса proof of stake попадают под определение валидатора из законопроекта?

Да, попадают, полностью!

-Понятие майнинг в законопроекте применимо к криптовалюте на любом консенсусе или только proof of stake?

На proof of stake тоже.

Если валидатор получает вознаграждение — это майнинг. Если пользователь делегирует и получает вознаграждение — это тоже майнинг. Но майнинг признается предпринимательской деятельностью, если юридическое или физическое лицо потребляет больше электроэнергии, чем предусмотрено законодательством РФ. В случае с PoS такого нет, поэтому это майнинг, но не предпринимательская деятельность. Пока по тексту законопроекта получается так.

-Как будет и будет ли работать ограничение на приобретение токенов, предусмотренное законопроектом (начиная с определенного уровня для квалифицированных инвесторов)?

Законопроект предусматривает, что, когда эмитент начинает продавать токены, он должен идентифицировать сторону сделки и понимать, с кем имеет дело, вести учет сделок и не позволять человеку приобрести больше, чем предусмотренная сумма по закону.

Пока непонятно, каким образом будет реализована ответственность эмитента. Но это требование, которое эмитенты должны будут соблюдать.

-Возможно, есть что-то еще важное в законопроекте, о чем я не спросила?

Я считаю, что самое важное, что бы закон был принят. Это будет значительное движение вперед, это сузит понимание того, как это будет работать.

По поручению Президента до конца года закон должен быть принят. Возможно, его могут принять в каком-то первоначальном виде, что-то там будет не учтено, не продумано. Потом будут выпущены уточняющие акты.

Участники прошлого G20 обязались внедрить в свои законодательства нормы по цифровым активам. Следующее заседание G20 будет летом 2020 года. К этому моменту, Россия будет предпринимать активные действия по принятию этих норм.

По моему мнению, уже сейчас норма о «цифровом праве», действующая с 1-го октября в Гражданском Кодексе, дает легальное право физическому или юридическому лицу покупать, продавать токены и платить с этих операций налоги в рамках существующих законодательных норм действующего имущественного права.

The following two tabs change content below.

One thought on “ЗАКОНОПРОЕКТ «О ЦИФРОВЫХ ФИНАНСОВЫХ АКТИВАХ»: КОММЕНТАРИИ ДЕНИСА ЧИКОВА

  1. Будущее только за цифровыми активами,а сравнение подтверждает очевидность.
    Принципиальное отличие криптовалют и Цифрового актива.
    Криптовалюты 1 ) Отсутствие обеспеченности реальными активами.
    2 ) Низкий уровень репутации, связанный с использованием криптовалют в незаконных операциях
    высокая волатильность и, как следствие, сложность в прогнозировании изменения цены, что создает большие препятствия для распространения криптовалюты в реальном секторе экономики.
    3) Ограниченные сферы использования
    4) Высокий риск потери хеш-ключей от кошельков, в результате чего отсутствует альтернативная возможность восстановить доступ к своей криптовалюте
    5) Частые случаи мошенничества. 6) Со стороны национальных регуляторов возможность негативных действий. 7) Низкая рентабельность майнинга.
    Цифровой актив. 1) Наличие протокола, на основании которого функционирует Цифровой актив и в котором прописаны правила и условия его использования.
    2 ) Обеспеченность имуществом или имущественными правами;
    3) Процедура оцифровки — создание уникальной цифровой копии реального актива с закрепленным в Блокчейне правом собственности на него.
    4) Оценивание реального актива высококвалифицированными специалистами строго по методике страны его местонахождения или регистрации.
    5) Наличие механизмов восстановления доступа к своим Цифровым активам и права их наследования.
    6) Возможность использования во многих сферах деятельности. 7) Соответствие цифрового актива, всем юридическим нормам мирового законодательства.

Добавить комментарий